Последние комментарии

  • Лаврентий Палыч Берия24 августа, 1:01
    Вообще то Сталин не ваш соплеменник. По национальности от частично мингрел и частично осетин. Берия абхаз, из древнег...Они уже здесь: комары-разносчики тропических болезней прибыли в Россию
  • Love24 августа, 0:39
    Чтобы ближе покраситься.Хитрости старого лиса: зачем Трампу нужна Россия
  • ЕЛена Стовбер23 августа, 23:33
    Великий РУССКИЙ Язык ; Посади свинью за стол- она и ноги на стол..В Сети обсуждают ногу Джонсона на столике в Елисейском дворце

Иностранцам с гражданством ЛДНР могут дать российские паспорта

На днях президент России Владимир Путин подписал указ: теперь паспорта России смогут получить все жители Донбасса, а не только обладатели паспортов ЛДНР. Это открывает перспективы стать российскими гражданами у жителей Мариуполя, Краматорска, Лисичанска — «украинской» половины Донбасса, которую в республиках принято называть «временно оккупированными территориями».

Раньше для получения российского паспорта требовалось предъявить и украинский паспорт, и паспорт ЛДНР. Сейчас паспорт ЛДНР больше не обязателен.

А наоборот?

Если у человека нет украинского паспорта, а только республиканский — сможет ли он получить заветный российский документ?


Серб Деян Берич (известный как Деки) приехал на Донбасс в 2014 году и с тех пор связал свою жизнь с республикой. У него есть паспорт ДНР, но нет украинского. По словам Деки, есть надежда, что с осени для получения российского паспорта будет достаточно республиканского документа.

— Я спрашивал в Москве. Говорят, что только с осени, — прокомментировал он «Ридусу».

Сам он собирается получить российский паспорт, когда это станет возможно.

— Считаю, что это правильное дело и ускорит окончание войны. Хотя мне здесь и с паспортом ДНР вполне нормально. Работаю на двух работах, и никаких проблем нет. Но, конечно, будет намного проще, когда я получу гражданство России.

Возвращение на родину для Деки небезопасно. Хоть сербы и братский народ, но его там вполне могут преследовать по закону. Экстрадировать насильно, правда, не могут.

— В Сербии преследуют только тех, кто вернулся назад с Донбасса. Это противоречит конституции Сербии. И если бы по этому закону просили экстрадицию, было бы публичное унижение. Поэтому и преследуют только тех, которые вернулись. И только бойцов с Донбасса. Наемников, которые воюют в американских ЧВК или во Французском иностранном легионе, не трогают, — говорит он.

С паспортом ЛДНР можно жить и работать — в Донбассе, или даже в России, если соблюдать требования миграционного законодательства. За границу, конечно, не полетишь — признаны эти паспорта пока только Абхазией и Южной Осетией.

Но есть и еще одна проблема для воевавших на Донбассе иностранцев — это та самая экстрадиция, которая не грозит Деки.

Вспомним дело ополченца Николая Трегуба. Он был родом из Винницы, сражался на территории Донбасса, затем уехал в Россию. Украинская сторона потребовала его экстрадиции. Российский суд согласился. Вмешались правозащитники. Потребовалось почти два года, чтобы Николай получил убежище в России; все это время он провел в местах лишения свободы.

Не повезло Александру Безрукову, гражданину Казахстана. Он воевал в ДНР, выехал в Россию и был экстрадирован на родину. Там его обвинили в участии в незаконных вооруженных формированиях. Срок, к которому приговорили Безрукова в Казахстане, — 20 лет.

А сейчас его судьбу может повторить Руслан Бабажанов с позывным Лочин, гражданин Узбекистана. У Руслана есть паспорт ДНР, он воевал на Донбассе, но 28 сентября 2018 года был задержан в аэропорту Нижнего Новгорода. Он как раз собирался лететь из Нижнего в Ростов, чтобы съездить на Донбасс, когда его арестовала транспортная полиция по запросу Интерпола. Узбекистан требует выдать ему бывшего ополченца. Общественное мнение встало на защиту Руслана, посыпались депутатские запросы, и уже 22 октября он был освобожден. Но пока что розыск Интерпола с него не снят: на родине ему грозит дело по статье о наемничестве.

Хорошо пока что закончилась история и другого ополченца, Евгения Щербака. Будучи гражданином Казахстана, он был случайно задержан постом ГИБДД на Кольцевой автодороге в Ленобласти. Проверили документы — выяснилось, что есть запрос на экстрадицию Щербака. В Казахстане он в розыске за участие в боевых действиях в ЛДНР.

Все эти истории, кроме истории Александра Безрукова, пока что имеют хороший финал, но нельзя не понимать, что положение бывших ополченцев бывшего Союза — шатко. За них вступились журналисты, депутаты, общественность, их фактически в ручном режиме освободили — но что дальше?

Имея паспорта родных государств, они являются фактически апатридами. Паспорта ЛДНР по российскому законодательству являются украинскими. Процедура полноценной легализации в России долгая и занимает несколько лет. В это время люди, которые воевали за Россию, не могут чувствовать себя дома.

В батальоне «Призрак», где служит немногим менее 200 человек, 10 — выходцы из бывшего Союза, не имеющие ни российских, ни украинских паспортов, только местные. Такую цифру «Ридусу» назвал командир батальона Алексей Марков. И в каждом батальоне можно найти пять-десять таких добровольцев, которым больше некуда возвращаться.

В армиях ЛНР и ДНР примерно по 40 — 50 тысяч человек. Выходит, порядка четырех тысяч военнослужащих пока не могут обзавестись российскими паспортами.

Некоторые из тех, у кого есть республиканские паспорта (а это порядка 250 тысяч дончан и 150 тысяч луганчан) уже уничтожили свои украинские паспорта — или те пришли в негодность; сложно оценить количественно масштабы этого явления, но оно имело отнюдь не единичный характер. Российский политолог Руслан Осташко полагает, что число таких случаев исчисляется как минимум сотнями.

Эти люди, наиболее преданные России, получить российские паспорта, не имея украинских, пока не могут — вот такой парадокс. Исправит ли Россия эту ошибку?

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх