Последние комментарии

  • Владимир Моргунов25 апреля, 9:14
    На то оно и "Открытие", чтобы "открывать" все новые схемы "законного" отъема денег у вкладчиков. Ну не Открытие, а ПО...Банки приступили к опустошению «спящих» счетов своих клиентов
  • Игорь Семёнов25 апреля, 8:06
    А что вы хотите?Судьи что не люди!Им интересны дела,где от  клиентов можно получить барашка в бумажке.Там можно и нуж...«Как бы не посадили»: двухлетний петербуржец получил повестку в суд
  • Людмила Ермолаева25 апреля, 6:02
    Если это по организациям, то так делают и УРАЛСИБ и ВТБ. Если не пользуешься счетом более 6 месяцев, то снимают ежеме...Банки приступили к опустошению «спящих» счетов своих клиентов

Океан роботов: как США готовят военно-морскую революцию

История с аргентинской подлодкой «Сан-Хаун», которая пропала в Атлантике и поиски которой ведутся уже более недели, вернула в информационное поле словосочетание необитаемые подводные аппараты (НАП). О них заговорили, как об одном из наиболее эффективных средств международной спасательной операции. Несмотря на сравнительно малое внимание со стороны общественности, которое объяснимо не очень привлекательным внешним видом и непонятным функционалом, подводные роботы уже давно стали одним из важнейших направлений модернизации военно-морского флота развитых стран мира, а также Китая и России.

Подобные системы активно применяются для разведки и рассматривается возможность установки на них вооружений. «Ридус» решил разобраться в том зачем такие аппараты нужны военным и в каком направлении они «развиваются» в России и в США. Эта статья посвящена истории, настоящему и перспективам необитаемых подводных аппаратов (НАП) на службе наших заокеанских партнеров.

Обратная сторона военной мощи

США — страна с самым сильным военно-морским флотом, сильным настолько, что может при силовом сценарии развития событий полностью «закрыть» море любому противнику или даже группе сильнейших государств мира. Военно-морская мощь — одновременно основной столп и ахиллесова пята американской военной машины (возможно, не только военной). Это понимали в СССР, понимают и самые серьезные противники США в настоящем — окрепший в последние два десятилетия Китай и современная Россия. Не имея возможности прямого противостояния США на море эти страны стремятся максимально ограничить возможность развертывания сил США в непосредственной близости от собственных границ. Такая тактика позволит, как минимум, задержать американскую военную машину в случае начала конфликта, усложнив применение обычных вооружений для подавления ответного потенциала.

В результате особо важные береговые районы и прибрежные воды Китая и России напичканы различными системами вооружения — от систем ПВО, РЭБ тактических ракетных и противокорабельных ракет до морских мин, которые в условиях военной угрозы очень быстро будут установлены для закрытия акваторий от противника.

Мины, сэр!

О сложности борьбы с морскими минами пусть даже не очень современными американские военные моряки знают, как никто другой. Десантный вертолетоносец типа «Ивадзима» LPH-10 USS Tripoli во время операции «Буря в пустыне» подорвался на иракской мине LUGM-145 и едва избежал еще трех аналогичных, встреча с которыми могла бы окончиться для корабля и его экипажа трагически. Также известно о случае подрывы крейсера УРО типа «Тикондерога» CG-59 USS Princeton. Тральщикам пришлось очень хорошо поработать во время той кампании.

Современные мины могут быть куда более коварны, не говоря уже о донных ракетах, которые недавно упомянул бывший главком ВВС России, а ныне глава комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев.

Впрочем, американцы поняли это еще в начале 1990-х и решили использовать для решения проблемы имевшийся у них опыт эксплуотации автоматических подводных аппаратов, полученный с 1957 года, когда на средства Управления военно-морских исследований США был создан исследовательский подводный аппарат специального назначения SPURV. Он мог погружаться на глубины до 3 тыс метров и работать на протяжении 4 часов. Судно предназначалось для разведки и выполнения научных миссий (по официальным данным в последний раз применялось в 1979 году). С начала 1990-х годов Минобороны США начало активно инвестировать в создание НПА. В рамках принятой в 1994 году программы развития этого вида технических средств планировалось разработать систему, которая бы могла незаметно для противника вести работы по обнаружению мин еще до появления надводного тральщика.

В 1996 году, Northrop Grumman представил Near-Term Mine Reconnaissance System (NMRS), платформу с двумя НПА, которая запускалась из торпедного аппарата подводной лодки и управилась по оптоволоконному кабелю. Вскоре другая корпорация — Boeing в рамках программы Long-Term Mine Reconnaissance System (LMRS) создала НПА AN/BLQ-11. Этот робот длиной в шесть метров и диаметром 533 мм может вести автономную разведку на дальности до 200 км и глубинах до 1000 м на протяжении 60 часов. Он также запускается из стандартных торпедных аппаратов подводных лодок класса Los Angeles, Seawolf и Virginia.

Вместо дельфинов

По мере появления новых технологий и отработки «старых» американские военно-морские чиновники все больше видели в НПА большой потенциал, а корпорации все лучше ощущали запах денег. Манифестом желаний обеих сторон стал Генеральный план развития НПА, принятый в 2004 году. Авторы этого документа проявили воображение на миллиарды долларов, предложив добавить НПА функции борьбы с подлодками противника и даже транспортные задачи.

Стоит отметить, что незадолго до этого во время операции США в Ираке 2003 года, ВМС США впервые использовали в боевых условиях для разминирования проходов к порту поселка Ум-Каср НПА REMUS (Remote Environmental Monitoring UnitS), поставленные компанией Hydroid.

Позднее на базе модели REMUS 600 был изготовлен, пожалуй, самый известный подводный робот ВМС США MK18 Mod 2 Kingfish. Именно этот аппарат постепенно заменяет морских львов и дельфинов, которые традиционно использовались для обнаружения мин. Данные НПА могут не только находить мины, но и устанавливать на них заряды для подрыва. Противоминные НПА в США производят компании Bluefin Robotics (BPAUV­­­­ и Bluefin-21), General Dynamics (Knifefish) и Lockheed Martin (AN/WLD-1 RMS Remote Minehunting System), над аппаратами нового типа начал работу Boeing.

Такой интерес корпораций к подводным роботам не удивителен, поскольку власти США уделяют все больше внимания этой тематике. О значимости темы говорит и масштабе административных задач в рамках ее развития говорит появление в 2015 году должности заместителя помощника министра ВМС США по НПА.

Уравнение с большим количеством нулей

Вслед за назначениями пришли большие деньги, к потоку которых готовились (и как могли способствовали его появлению) крупные корпорации. В том же 2015 году глава военно-морского ведомства Рэймонд Мабус рассказал СМИ о планах запустить к 2020 году целую эскадру НПА, действующих автономно без поддержки обычных кораблей.

В 2015 году на НИОКР в сфере создания НПА было выделено более $146 млн, в 2016 году — $232 млн. Более того, в 2016 году еще $83,4 млн были выделена на создание технических средств для обнаружения подводных лодок противника и часть этих средств также была направлена на финансирование создания НПА. На закупку уже производящихся НПА MK18 Mod 2 Kingfish в 2016 году были выделены $51,7 млн, на Remote Minehunting System (те самые, которые критиковал Дж. Маккейн) — $87,6 млн.

Кроме того, отдельное финансирование в $38,8 млн в 2016 году получила программа LDUUV (Large Displacement Unmanned Undersea Vehicle), направленная на разработку крупного подводного разведывательного аппарата. Итого только по этим известным статьям расходов сумма финансирования разработки и поставки небольшого количества аппаратов составила порядка $0,5 млрд.

Отдельно стоит упомянуть программы DARPA: $32,7 млн на проект под названием Hydra, $22 млн на проект Upward Falling Payloads. Обе этих инициативы предполагают создание сетей необитаемых систем, которые смогут использоваться для разведки. Еще один проект DARPA, Distributed Agile Submarine Hunting, на который выделяется $8,5 млн, включает в себя разработку НПА, который сможет отслеживать подводные лодки.

Выделяются средства и на модернизацию ранее закупленных аппаратов. В 2017 году стало известно о контракте с Hydroid на модернизацию аппаратов семейства MK 18 Swordfish. Компания получит27,3 млн на «улучшение возможностей по поиску донных мин в сложной боевой обстановке». Эта работа будет закончена к октябрю 2018 года.

Еще больше денег промышленности и ученым посулил экс-министр обороны США Этон Карер, заявив в 2016 году (https://defensesystems.com/articles/2016/02/04/dod-navy-uuv-investments.aspx), что правительство СШ в ближайшие пять лет инвестирует в НПА $600 млн. Это, по словам экс-министра, должно способствовать реализации на море концепции «распределенной летальности» (дословно с англ. — прим. МР), которую он описал как необходимость «заставить наши корабли и самолеты работать вместе так, как они не делали это раньше, но как позволяют нынешние технологии».

Вместе с подлодками и вместо подлодок

США нужны новые НПА для сдерживания растущего военного могущества Китая и компенсации недостатка субмарин, с которым ВМС США столкнется в ближайшие годы. Об этом, выступая в Конгрессе США, заявил глава тихоокеанского командования ВМС США адмирал Харри Б. Харрис. По его словам, субмарины являются «основным ассиметричным преимуществом США на Китаем», но на тихоокеанском театре у США есть только половину от необходимых субмарин для сдерживания Китая. Стоит отметить, что в составе ВМФ США сегодня не считая стратегических субмарин класса «Огайо» насчитывается 52 подлодки. Из-за вывода старых лодок и загруженности стапелей к 2024 году состав подводного флота США составит 48 субмарин, а к 2029 году может сократиться до 42 кораблей. При этом согласно NavyForce Structure Assessment (FSA) 2016 года для поддержания глобальной функции американского военно-морского флота требуется по меньшей мере 66 нестратегических подводных лодок.

Создание НПА может сгладить эту разницу. Речь идет прежде всего о больших (типа LDUUV — порядка 2 метров диаметр корпуса) и очень больших (программа XLUUV — диаметр более 2 метров) НПА по классификации крупнейшей американской отраслевой организации UAVAC.

Всем сестрам по серьгам

Программа Large Displacement Unmanned Underwater Vehicle — LDUUV, в рамках которой планируется создать аппарат c автономностью в 70 суток, способный обнаруживать движущиеся корабли противника на расстоянии более 5 км. В 2016 году в Сенате США этот проект назвали «слишком дорогим» для массового производства и при этом «слишком маленьким для несения на борту всего оборудования и запаса топлива для столь длительных операций». Но уже в апреле 2017 года представитель Управления по разработке морских систем ВМС США заявил, что она программа будет ускорена, а прототип аппарата будет спущен на воду не позднее 2019 года (напомним, что в 2011 году, когда программа была запущена речь шла о подготовке прототипа к 2014 году — прим.). Пока только на разработку было технологий было потрачено как минимум $15 млн. В проект вовлечено много компаний американского и транснационального ВПК — Metron, Hydroid Mass, Fuelcell Energy, Sierra Lobo, Hamilton Sundstrand, General Atomics, Lynntech и др.

Этой осень решилась судьба еще одного большого проекта по созданию НАП — Orca Extra Large Unmanned Undersea Vehicle (XLUUV) system. Контракт на разработку получили Lockheed Martin и Boeing Defense, Space & Security. В результате совместной работы двух военно-промышленных гигантов должна получиться мини-субмарина диаметром корпуса немногим более 2 метров, которая будет использоваться для длительных разведывательных миссий или для доставки других автономных аппаратов или сенсоров в определенный район. В том числе сможет нести вооружение.

У Boeing в портфолио есть проект НАП Echo Voyager, длиной 15,5 м, который может работать на глубине до 3,3 км «на протяжении месяцев». О проекте стало известно в 2016 году, а уже летом 2017 года прошли испытания аппарата.

Кроме того компании имеют совсем недавний опыт сотрудничества по военно-морской тематике. Два года назад они совместно работали над проектом DARPA Blue Wolf, в рамках которого планировалось создать революционные подводные движители с применением технологии снижения акустической заметности.

Незадолго до того, как были оглашены победители тендера по XLUUV, Lockheed Martin инвестировала в компанию Ocean Aero, стартап, который создает бесплиотный аппарат Submaran, способный работать как под водой, так и на поверхности.

Boeing также в последние годы активно пополнял портфель технологий. Так, в 2016 году была приобретена компания Liquid Robotics, стартап который занимается созданием технологий для беспилотных подводных аппаратов.

Не осталась в стороне от раздачи финансов на НАП и BAE Systems. Компания участвует в программе DARPA Mobile Offboard Clandestine Communications and Approach (MOCCA). направленной на создание дрона, «который поможет американским субмаринам искать подводные лодки противника». Аппарат будет выпускаться из стандартного 533-мм торпедного аппарата, уходить в сторону и включать активный сонар, который лучше пассивного локатора может обнаруживать неприятеля, но выдает свое местоположение.

Также BAE Systems займется созданием системы подводной навигации в рамках другого проекта DARPA — POSYDON. В рамках этого проекта предполагается создать сеть акустических маяков с точным расположением, который будут использоваться для внесения поправок в работу бортовой инерциальной навигационной системы подлодок, которым для этого не придется всплывать и ловить сигнал GPS

. Система направлена на работу многочисленных НАП в сложных условиях.

Пока об американской программе создания НАП известно только то, что существующие модели способны искать и уничтожать мины. Перомышленность и военные моряки находятся в состоянии технологического поиска, который щедр финансируется. Заявленные цели перспективных програм, очевидно, не всегда совпадают с технологическими возможностями, а разработка принципиально новых решений требует много времени и средств. Если результат будет таков, как это обещают рекламные мультики оборонных корпораций, то нас ждет революция в военно-морском деле, лидерство в которой сумеет оставить за собой США. Если планы останутся только планами… чтож, американская экономика вполне может себе это позволить. Возможности ВМС США еще многие годы будут превосходить возможности ВМС любой другой страны. Что касается бюджетных расходов, то, учитывая характерную для США эффективность трансфера военных разработок в гражданский сектор, деньги налогоплательщиков пойдут не только на новую дорогую недвижимость корпоративных боссов, но и на поддержание технологического лидерства страны — в обоих случаях средства будут реинвестированы в развитие экономики государства.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх