Victoria Lapteva предлагает Вам запомнить сайт «Интернет-газета «Ридус» (ridus.ru)»
Вы хотите запомнить сайт «Интернет-газета «Ридус» (ridus.ru)»?
Да Нет
×
Прогноз погоды








Загрузка...



Загрузка...

Загрузка...

Загрузка...

Загрузка...


Читать
Читать

Последние комментарии

Александр Семёнов
Анатолий Витушкин
Вячеслав Котельников
Олег Орлов
Валерий Голубничий
александр
Драть жопу розгами!!!!!!!!!!
александр Подростки в Петербурге случайно подожгли подругу
ботаник
...маловато будет...
ботаник Суд вынес приговор жителю Серпухова, отрубившему жене руки
Юлия
Zvukorez
Добычи ДЛЯ КОГО?!
Zvukorez В России установлен рекорд по добыче нефти
Олег Орлов
Ой и не переживет же!
Олег Орлов Миллиардер Рыболовлев вернулся в Москву
Загрузка...

В России началась охота на матерей-похитительниц

развернуть

В России началась охота на матерей-похитительниц

Июнь, на который приходятся сразу три схожие по тематике даты — День защиты детей, Международный День Отца и очередная годовщина создания в России движения «Отцовский комитет» — отметилась также весьма необычными в российской правоприменительной практике событиями, позволяющими надеяться, что «лед тронулся».

Истории, когда женщина похищает малолетнего ребенка у его же отца и лишает малыша возможности видеться с папой, настолько заурядны, что СМИ обращают на них внимание лишь в каких-то исключительных случаях.

Но за две недели июня сразу в двух регионах РФ — Ленинградской области и Алтайском крае — суды приняли редчайшие решения, объявив в розыск матерей, длительное время скрывающих детей от их родных отцов.

Ленинградское дело

В городе Всеволожск Ленинградской области на прошлой неделе объявлена в розыск «мать» (писать это святое слово без кавычек в таких случаях просто не поднимается рука) 4-летнего Николая, обвиняемая в жестоком обращении с сыном.

Анастасия Альтман — широко известная в узких кругах певица; из тех, кого называют «Люба — звезда ЮТюба».

По официальному обвинительному заключению, «звезда» пьёт, курит и открыто хвалится в Сети употреблением наркотиков. Анастасия «систематически меняет адреса места жительства ребенка, скрывая от судов государственных органов, отца и иных родственников места нахождения ребенка, что носит постоянный характер. Она систематически нарушает законные права ребенка, в том числе лишая его регистрации на территории РФ».

Несмотря на это, в конце 2014 года Приморский районный суд определил, что ребёнок будет жить с матерью. Приморский суд в этом оказался да-а-алеко не оригинален.

В России началась охота на матерей-похитительниц
ЖЕНЩИНА, КОТОРАЯ ВОРУЕТ ДЕТЕЙ. Если вы знаете ее местонахождение, просьба сообщить в полицию или Межрегиональный отцовский комитет.

Если правоохранителям понадобилось четыре года, чтобы наконец понять, что аргумент «она же мать» не работает и в данном случае, и в сотнях тысяч таких же ситуаций, до которых не дошли руки журналистов и детозащитников — то до судей прописные истины доходят, похоже, еще медленнее, рассказал «Ридусу» отец ребенка, питерский бизнесмен Дмитрий Смирнов.

С 15 июля 2017 года, когда я последний раз видел сына, целый ряд госорганов в трех субъектах РФ, в том числе КДН, три опеки и прокуратуры, вынесли несколько заключений о том, что оставлять ребенка с матерью опасно для его жизни. Было официально рекомендовано передать сына на воспитание мне, а мать ограничить в родительских правах, — рассказывает он.

Тем не менее, Всеволожский суд (по месту последнего официального места жительства Альтман) в сентябре 2017 года, несмотря на неопровержимые доказательства асоциального поведения матери — которая за год сменила 16 (!!!) мест жительства — рекомендации профильных органов и открытые против нее уголовные дела, в иске Смирнову отказал.

Убеждение судьи в том, что аргумент «она же мать» перевешивает любые другие, не поколебало даже то, что ответчица с августа 2017 года находится в статусе обвиняемой сразу по нескольким уголовным делам, в том числе по тяжелым статьям УК РФ — 156-й («Жестокое обращение с ребенком») и 132-й («Насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего»).

Найти ни мать, ни Николая правоохранители пока не могут. Последний раз Анастасию видели на съемной квартире в Москве, где следователи проводили обыск в рамках уголовных дел в ее отношении. Не дожидаясь, пока за ней приедут с наручниками, Альтман снова ударилась в бега.

Бешеные лисы

Асоциальная «мать», отнимающая у ребенка детство при наличии любящего, социально адаптированного отца — не какая-то редкость, а явление, близкое к стихийному бедствию, против которого человек пока бессилен.

Поэтому в историях этой недели необычно как раз то, что государственные органы вдруг «прозрели» и вспомнили, что и по статье 19 Конституции РФ, и по Семейному Кодексу РФ родители имеют равные права на воспитание своих детей. И не давать ребенку видеться с одним из родителей — преступление и по духу, и по букве.

В середине 2010-х много шума наделала история, когда отец из подмосковного Подольска несколько лет воевал за дочь, спасая ребенка от не вполне адекватной матери, которая шантажировала отца, имитируя прыжки с дочкой на руках с 16-го этажа.

Эта «мать», известная в соцсетях под ником Бешеная Лиса (что достаточно характеризует ее как личность), тоже выкладывала во всеобщий доступ селфи, где она распивает алкоголь, сидя на детской площадке.

Надо ли говорить, что суд и в том случае постановил — определить место жительства ребенка с матерью. Ответственному отцу пришлось физически забирать 6-летнюю тогда дочку у бывшей жены, при одном виде которой у ребенка начиналась истерика — девочка при появлении «мамы» пряталась от нее под кровать.

Ранее «Ридус» уже сообщал об истории Станислава Гашнева из Омска, который на себе испытал цену декларируемому Конституцией и Семейным кодексом «равенству» мужчины и женщины, когда речь заходит об их собственных детях.

Я ни разу в жизни не сталкивался с нашей судебно-милицейской системой — и может, и не столкнулся бы, если бы не женился неудачно. Суды до того видел я лишь в американских фильмах, поэтому полагал, что суд — это место, где торжествует справедливость и закон. Сейчас я просто ужасаюсь, какой я был наивный дурачок, — рассказал тогда «Ридусу» 46-летний мужчина.

Алтайская история

Почти день в день с решением Всеволожского УМВД, суд на другом конце страны, в Барнауле, вынес схожее решение — объявил в розыск тамошнюю жительницу, 28-летнюю Елену Макарову, которая несколько лет прячет ребенка от отца и бабушки.

В России началась охота на матерей-похитительниц
Решение Ленинского райсуда г. Барнаула

Здесь ситуация осложняется тем, что родственники ребенка по отцовской линии живут в Дмитровограде Ульяновской области, и «матери» не представляет труда прятать от них ребенка во время их визитов в Алтайский край.

Мать ребенка, Елена, о решении суда объявить ее в розыск отлично осведомлена. Более того, она даже и не скрывается. Но она отказывается расписываться в получении этого решения, а значит, формально не извещена об обязательстве явиться к следователям,— рассказала «Ридусу» бабушка Артура, Альфия Камильевна Тугиева.
В России началась охота на матерей-похитительниц
Профиль Елены Макаровой в ОК. После запроса на интервью Макарова занесла нас в черный список.

Понимая, что формальное объявление матери-похитительницы в розыск — только половина дела, семья Тугиевых проводит собственные «следственно-розыскные мероприятия» самостоятельно.

Судя по счетчику сообщества «Спасем Артура Тугиева», на сегодня в поисках удерживаемого мальчика участвует почти 160 добровольцев. (И таких сообществ в одном только ВКонтакте десятки, за каждым — боль и поломанные судьбы маленьких детей, которых «матери» удерживают в заложниках).

Один из добровольцев, Георгий Алпатов, сотрудник газеты «Судебный репортер» и бывший оперативный работник, рассказал «Ридусу», что в судебном заседании, проходившем в Барнауле в конце мая, было установлено, что Елена Макарова «пичкала сына психотропными препаратами» всякий раз, когда он задавал вопрос «Когда же приедет папа?»

В России началась охота на матерей-похитительниц
Ее разыскивает полиция. Если вы знаете местонахождение Елена Игоревны Макаровой (Тугиевой), просьба сообщить в «Отцовский Комитет» или правоохранительные органы.

Алпатов, который освещает этот конфликт с самогоначала, рассказывает, что общение с сыном и внуком отцу, бабушке и дедушке приходилось буквально «выцарапывать» через суд, но мать судебные решения обязательными для себя не считает, и даже судебные приставы не могут обеспечить отцу и его родителям общение с Артуром.

Маленький Артур рассказывал такие вещи, от которых волосы встают дыбом — о жестоком обращении с ним нового сожителя мамы и полном безразличии матери к нему самому. В рассказе ребенка проскочили отвратительные вещи. Когда папа хотел искупать Артура, тот повторял вопрос: «А ты не будешь делать, как дядя Леша? — говорит Алпатов.

«Ридус» тоже попытался связаться с Еленой Макаровой; однако после направления ей запроса в чате соцсети «Одноклассники» с просьбой представить свою версию конфликта, Макарова поставила нас в «черный список».

По пока неизвестным причинам, однако, «ветер правосудия» неожиданно сменил направление в последние недели.

По словам Альфии Тугиевой, 28 мая Алтайский краевой суд отменил решение суда первой инстанции, которым отцу ребенка вообще запрещалось видеться с сыном (!) и направил дело на новое рассмотрение. Сама Макарова в суд не явилась.

Когда дети — только предлог

Разнобой в решениях судов по семейным спорам вызван тем, что Семейный Кодекс РФ был написан еще в советское время, и многие его статьи невозможно применить на практике сегодня, объясняет бывший судья Верховного суда РФ Никита Колокотов.

Налицо кризис концепции. С одной стороны, мы говорим о том, что суд — это только правоприменитель. С другой, судья принимает решение, «творчески» применяя нормы законов и внутреннее убеждение. Еще более 20-ти лет назад было решено, что ребенок остается с тем родителем, с кем ему будет лучше. Слова «мать» или «отец» в том решении не присутствовали. Но практика по таким спорам очень противоречива, — согласился он с «Ридусом».

Колокотов вспоминает, что в его собственную бытность судьей районного суда часто бывали споры о детях, когда клейма негде было ставить ни на матери, ни на отце. Формально спор был о месте жительства ребенка, но на самом деле конфликт заключается в личной неприязни родителей друг к другу, говорит он.

Я могу точно сказать, что при рассмотрении таких споров ни одного ребенка не оставил без второго родителя. Я объяснял сторонам, что их спор о ребенке — надуманный. По сути, я выполнял роль медиатора, показывая, что спора о ребенке у сторон не существует, а существует выяснение отношений между его родителями, в которых ребенок — только инструмент. В итоге стороны отказывались от иска, — вспоминает бывший судья.

Это должно быть нормой для судов при рассмотрении семейных споров, говорит Колокотов, добавляя, что, в реальности, семейное право находится у судей на «периферии сознания», и они чаще стремятся идти по пути процессуальной экономии, вынося самые простые решения вместо того, чтобы кропотливо разбираться в психологической подоплеке таких исков.

Восемьдесят пять процентов таких споров — надуманные. Вал таких исков провоцируют низкие пошлины на подачу подобных исков, низкая культура самого судопроизводства, неразвитость внесудебных инструментов решения споров т. д. У многих судей мало опыта в рассмотрении споров о детях, ведь даже
специализации такой не существует, — объясняет Колокотов.

Достаточно посмотреть сайт общественного движения «Межрегиональный Отцовский Комитет» (МОК — не путать с Международным Олимпийским комитетом!), которому 12 июня исполнилось восемь лет, чтобы увидеть, что «матери» лишают детства тысячи детей со всех концов России ради собственных амбиций, о которых упоминает бывший судья Колокотов.

И это не чисто российский феномен. Движения, аналогичные МОК, существуют едва ли не во всех странах Европы и Америки, и даже Международный День Отца, отмечавшийся в минувшее воскресенье, их участники отмечают под почти одинаковыми лозунгами.

В России началась охота на матерей-похитительниц
СЛЕВА: митинг МОК в Москве; СПРАВА — пикет Движения за права отцов в Канаде. Найдите отличия.

Как выразился один из активистов МОК, ребенка которого суд по факту лишил возможности общаться с папой, «в России отцу подавать иск против матери на право на общение с ребенком — это все равно, что немецкому еврею в 1935 году подавать иск против Гитлера».

В МОК на практическом восьмилетнем опыте знают, что решения судов по таким тяжбам пишутся под копирку. Поэтому эксперты Отцовского Комитета не советую отцам (которых за восемь лет с момента создания движения объединилось более трех тысяч) решать такие споры через суд. Ведь это — зря потраченное время, нервы и деньги, а плетью обуха не перешибешь.

Мы ждем перемен

Но если требовать соблюдения законов и прав ребенка у подобных гражданок наивно, то понять, почему на их сторону встает государственная судебная система, намного сложнее.

Над судебной системой довлеет авторитет Верховного Суда РФ, постановления пленумов которого подменяют формально не существующее в России прецедентное право, объясняет «гендерный перекос» в решениях судов руководитель волгоградского «Центр семейного права» Светлана Кривобокова.

ВС РФ же давно не пересматривал свои прежние постановления по семейным вопросам, поэтому судьям требуется определенное гражданское мужество, чтобы принимать решения, идущие вразрез с привычным «мейнстримом». Тем не менее, даже косной судебной системе становится понятным, что дальше «так жить нельзя», говорит Кривобокова. Суды сейчас все чаще принимают сторону отцов, а также бабушек и дедушек по отцовской линии, если матери не дают им общаться с ребенком. Но радикальных изменений здесь не наступит до тех пор, пока ответственность за такие поступки не будет ужесточена на законодательном уровне, — сказала она «Ридусу».

Сейчас за неисполнение решения суда о нечинении препятствий ребенку для общения с отдельно проживающим родителем полагается смехотворный штраф, и многие матери предпочитают «откпупаться» от судебных приставов, причем делают это сплошь и рядом из алиментов, которые они получают на ребенка.

На сегодня физические лица в РФ не несут уголовной ответственности за злостное неисполнение судебных актов, указывает юрист.

Поэтому матери рутинно используют детей как орудие шантажа с целью выбивать из бывших мужей деньги: не дашь денег — не увидишь ребенка, — добавляет Кривобокова.

В 2016 году Минюст и Федеральная служба судебных приставов вышли с инициативой дополнить Уголовный кодекс РФ новой статьей 315.1 УК РФ, согласно которой неисполнение физическим лицом требований неимущественного характера на основании судебного акта, наказывается штрафом в размере до 100 тысяч рублей, либо принудительными работами на срок до 1 года, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 1 года.

Глава ФССП Артур Парфенчиков тогда назвал «безобразием» нынешнюю ситуацию, когда Служба не может обеспечить общение ребенка с одним из родителей, когда другой родитель этому препятствует. На сегодня статья 315 УК РФ предусматривает такую ответственность только для представителя власти, госслужащего, коммерческой или иной организации.


 


Источник →

Ключевые слова: Расследования
Опубликовано 19.06.2018 в 15:21
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook